Владимир Макей: Союзное государство Беларуси и России имеет будущее

5 апреля 2013 года

01 Апрель 11:34

Белорусско-российское сотрудничество успешно развивается как на двусторонней основе в формате Союзного государства, так и в различных интеграционных объединениях, как, например, СНГ и ЕЭП. В преддверии Дня единения народов двух стран министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей рассказал в интервью "РИА Новости" и БЕЛТА о важности и приоритетах дальнейшего союзного строительства, перспективах решения некоторых проблемных вопросов во взаимоотношениях с Россией. Глава МИД также поделился мнением о возможности нормализации отношений Беларуси с Евросоюзом и озвучил свою позицию по отношению к ныне действующим санкциям и ограничениям.

 

- Беларусь сотрудничает с Россией в рамках Союзного государства, ЕЭП, СНГ. Какое из образований все-таки является приоритетным для Беларуси?

- Должен сказать, что для нас все из этих интеграционных образований, в которых Беларусь активно участвует, являются приоритетными. Все эти образования по своей сути дополняют друг друга. Каждое занимается какими-то конкретными темами, направлениями взаимодействия. И каждое государство, принимая решение об участии в том или ином образовании, исходит из того, что оно должно получить какую-то конкретную выгоду, дивиденды от своего участия. В этом состоит сама суть интеграционной идеи, в противном случае она не имела бы никакого смысла.

Возьмем Содружество Независимых Государств. Оно сыграло роль своего рода амортизатора после развала СССР. Образование СНГ позволило смикшировать негативные последствия, которые могли бы возникнуть, не будь создана эта структура. Государства оказались одни в этом бушующем море свободной рыночной экономики. СНГ позволило нам выйти на определенный уровень, восстановить порванные промышленные и кооперационные связи. И сегодня СНГ является одним из наиболее масштабных интеграционных образований, главной платформой интеграционного взаимодействия государств на постсоветском пространстве.

О том, какое внимание Беларусь уделяет СНГ, вы можете определить исходя из тех приоритетов, которые обозначены на период нашего председательства в этом году. Мы подготовили соответствующий план, который включает в себя более 70 пунктов, касающихся политического, экономического, гуманитарного, молодежного, регионального и иных видов взаимодействия. Мы считаем, что СНГ не утратило своей роли, и оно является организацией, которая еще многое может сделать в будущем.

Конечно же, за 20 лет, которые прошли с момента создания СНГ, у каждого из государств на постсоветском пространстве возникли какие-то свои приоритеты, свое видение того, как они должны развиваться в будущем. Наверное, первыми к осознанию этих процессов пришли Беларусь и Россия. Они почувствовали, что необходим более высокий уровень интеграции, чем та дискуссионная площадка, которая на тот момент существовала в виде СНГ. И в результате в 1996 году возник Договор об образовании сообщества Беларуси и России, затем - Договор о создании Союзного государства в 1999 году. И сейчас в Союзном государстве мы имеем максимальный уровень политического взаимодействия, экономической и военно-технической кооперации, взаимной социальной защиты граждан, гуманизации законодательства.

К Союзному государству присматривались и присматриваются очень многие страны. Но, размышляя над этим, я думаю, что, наверное, многих пугал сам термин "союзное государство". За этим маячил некий призрак бывшего Советского Союза, чего не всем хотелось бы. Потому что уже многие почувствовали вкус независимости, и им не хотелось возвращаться в то прежнее образование. Возникла идея создания нового интеграционного образования – Евразийского экономического сообщества. В этих интеграционных процессах стало участвовать уже большее число государств.

Мы видим, что уровень взаимодействия государств в этих различных интеграционных образованиях разный. Но мы поддерживаем идею разноскоростной интеграции. Каждое государство вправе выбирать для себя в какой мере оно готово сотрудничать в той или иной интеграционной структуре. Каждое государство ищет для себя конкретные выгоды. Мы видим свою задачу в том, чтобы эти интеграционные образования дополняли друг друга, в развитии их взаимопроникновения. В конечном итоге все должно делаться для повышения благосостояния наших народов и каждого конкретного человека.

 

- Как в перспективе сложатся отношения Беларуси с этими объединениями? Союзному государству по-прежнему будет придаваться важное значение?

- Не только Беларусь будет придавать и придает ему важное значение. Если вы отслеживали последние мероприятия в рамках Союзного государства, то обратили внимание на заявление Президента России Владимира Путина во время заседания Высшего госсовета 15 марта в Санкт-Петербурге, когда он однозначно заявил о том, что этот проект необходим и имеет будущее. Поэтому и руководство Беларуси, и руководство России понимают, что данный проект выгоден для наших народов, и мы должны им заниматься. Этот проект ориентирован в будущее.

Что касается вопроса, потеряет ли значение проект Союзного государства на фоне создания Таможенного союза, Единого экономического пространства и в перспективе Евразийского экономического союза, то я думаю, что здесь нет оснований для опасения. Я уже сказал, что в рамках Союзного государства мы достигли такого уровня взаимодействия между Беларусью и Россией, который не характерен для любого иного интеграционного образования. Например, между нами заключено примерно 150 межправительственных договоров и соглашений. А с учетом регионального измерения заключено более 350 договоров, соглашений, программ и планов. И за всем этим стоят конкретные проекты, которые имеют прикладное значение и для экономик наших государств. Самое главное, что в Союзном государстве мы добились того, что важно для человека. Белорусы в России и россияне в Беларуси не чувствуют себя иностранцами. У нас заключены соответствующие соглашения о равных правах в сфере образования, здравоохранения, вопросах приобретения недвижимости, передвижения и так далее.

А Таможенному союзу и Единому экономическому пространству еще очень далеко до того уровня взаимодействия, который налажен в рамках Союзного государства. Кстати, основная часть нормативно-правовой базы, которая сейчас формируется для Таможенного союза и ЕЭП, взята исходя из опыта функционирования Союзного государства. Мы оттуда взяли самое лучшее. Уже заключено около 17 соглашений и ведется работа над кодификацией этой нормативно-правовой базы, над заключением еще нескольких десятков соглашений.

Союзное государство имеет будущее. Исходя из тех заявлений, которые были сделаны в последнее время, уровня контактов, сотрудничества между нашими странами, мы в этом уверены.

 

- Вы уже упомянули о прошедшем недавно заседании Высшего Госсовета в Санкт-Петербурге. В этот же день прошли многочасовые переговоры президентов двух стран. Не могли бы вы рассказать об основных итогах этих встреч?

- В повестку дня Высшего Госсовета было включено около 10 вопросов. Первая часть вопросов касалась итогов социально-экономического развития Союзного государства. Вы знаете, что мы достигли за прошлый год небывалого уровня товарооборота, который составил около $44 млрд. За последние два года мы прибавили $15,8 млрд. Все это, кстати, не за счет какой-то ценовой конъюнктуры, а за счет роста физических объемов экспорта из России в Беларусь и из Беларуси в Россию. Это говорит о том, что наши экономики нормально развиваются. Рост товарооборота произошел во многом также и за счет укрепления межрегиональных связей. В прошлом году было совершено около 50 взаимных визитов, и за этим тоже конкретные договоренности, программы, которые ориентированы в будущее.

Второй блок вопросов касался принятия бюджета Союзного государства на 2013 год. Он сформирован в размере примерно 5 миллиардов российских рублей и будет направлен на реализацию конкретных совместных программ и мероприятий в различных отраслях: промышленность, сельское хозяйство, электроэнергетика, инвестиционная деятельность, освоение космического пространства и другие. Это в первую очередь инновационные направления. Таких программ и мероприятий у нас насчитывается более сорока.

Еще один вопрос касался работы внешнеполитических ведомств. Были заслушаны отчеты министров иностранных дел о выполнении программы согласованных действий в области внешней политики на 2012-2013 годы. Главами государств были поддержаны те усилия, которые предпринимаются по линии министерств иностранных дел обоих государств, и поставлена задача подготовить новую программу, рассчитанную на период 2014-2015 годов.

Самое главное, и это еще раз подтверждает, что наше Союзное государство устремлено в будущее, что был обсужден блок вопросов, посвященный именно перспективам развития Союзного государства. Высшим Госсоветом поручено правительствам подготовить предложения по приоритетным направлениям развития Союзного государства на среднесрочную перспективу – ближайшие 4-5 лет.

Поэтому в этом плане Высший Госсовет был очень важен, и он поставил четкие задачи по развитию Союзного государства на ближайшую перспективу.

 

- Владимир Владимирович, а можно ли в ближайшее время ожидать подписания топливного баланса между Беларусью и Россией? Как вы считаете, в данном вопросе больше политики или это все-таки спор хозяйствующих субъектов?

-  Я понимаю, что подтекст вопроса взят, наверное, из заявлений некоторых оппозиционных СМИ России и Беларуси. Я бы не усматривал в этом какой-то серьезной проблемы. Действительно, балансы спроса и предложения по различным видам продукции формируются ежегодно. Я был бы неискренен, если бы сказал, что все там происходит без сучка и задоринки. Бывают иногда и трения, но они носят тактический, эпизодический, малозначительный характер.

Понятно, что в конечном итоге за цифрами того или иного баланса могут стоять интересы конкретных субъектов хозяйствования. А, может быть, и лоббистов, к сожалению, не только государственных, но и каких-то субъективных интересов. Поэтому иногда могут возникать споры по тем или иным вопросам. Но о том, что мы можем решать их в спокойной и конструктивной манере, говорит тот факт, что мы, например, на этот год согласовали балансы по мясомолочной продукции, сахару, газу, по поставкам электроэнергии, по углю и по другим видам продукции.

Да, сейчас ведутся переговоры о согласовании топливного баланса на 2013 год. Как вы знаете, на первые два квартала мы согласовали объемы поставок нефти в размере 5,75 млн.т. И я бы не хотел видеть за этим какой-то политический подтекст, как это пытаются утверждать некоторые оппозиционные СМИ в России и Беларуси. Скорее всего, идет обыкновенный нормальный рабочий процесс. Как нам кажется, задача каждой стороны должна состоять в том, чтобы, естественно, получить выгоду от принятого решения и в конечном итоге выгоду в целом для Союзного государства.

Если вы помните, возникали молочные, сахарные войны. Сейчас вопросы принятия соответствующих балансов по этим видам продукции спокойно решаются на рабочем уровне между отраслевыми министерствами. Я убежден, точно так же будет и с топливным балансом на 2013 год. Во всяком случае, мы настроены на спокойную конструктивную работу, исходя из того, что решение должно быть выгодно для обоих государств. И если надо, то надо идти и на соответствующие компромиссы по отношению друг к другу.

 

- У Союзного государства есть уже застарелые проблемы, как союзная собственность, конституционный акт. Есть ли хорошие перспективы решения этих вопросов?

-  Я бы не назвал эти темы, которые вы обозначили, проблемами. Да, есть темы союзной собственности и принятия конституционного акта, которые обсуждаются в рамках Союзного государства. Между Беларусью и Россией заключено соглашение о регулировании собственности, созданной в рамках Союзного государства. Подготовлен соответствующий план совместных действий, на основании которого правительства разрабатывают предложения по оценке, учету, использованию активов, которые были созданы или приобретены за счет союзного бюджета. Эта работа ведется.

Есть какие-то определенные мелкие проблемы тактического характера, которые связаны с различающимися на данный момент подходами к оценке того, что считать собственностью Союзного государства. Сейчас эти проблемы в деталях обсуждаются в правительствах. Есть предложение нового госсекретаря Союзного государства Григория Рапоты. Я убежден, что по этому вопросу мы тоже придем к взаимовыгодному компромиссному решению.

Что касается конституционного акта, то, действительно, в свое время бывший госсекретарь Союзного государства Павел Бородин предлагал несколько вариантов этого документа. Кто-то хотел, чтобы этот конституционный акт был принят немедленно, а кто-то говорил, что надо подождать и принять его в будущем.

Определенные различия в подходах существуют. Но это не противоречит договору о создании Союзного государства, где четко говорится, что конституционный акт может быть принят по мере становления Союзного государства. И то, что сейчас одни говорят, что надо сначала построить фундамент, а затем возводить стены и крышу, а другие, что надо построить каркас и крышу, а потом уже возводить стены, свидетельствует о том, что есть определенные различные походы к этому вопросу.

Наша главная задача сейчас заключается в том, чтобы спокойно развивать Союзное государство с таким расчетом, чтобы на каком-то этапе созрели политические, социально-экономические условия для принятия этого конституционного акта.

То, что на этой теме, как и теме союзной собственности, пытаются иногда спекулировать определенные силы и средства массовой информации, это само собой разумеется. Для них это выгодная тема для того, чтобы покритиковать и руководство Беларуси, и руководство России.

 

- В последнее время активизировались контакты Беларуси и ЕС. Можно ли говорить, что стороны уже прошли дно кризиса в своих отношениях?

- Думаю, что не имеет смысла оценивать это в такой категории. Но я своим европейским партнерам или оппонентам говорил, что мы сейчас действительно достигли того уровня отношений, когда какие-то дальнейшие ужесточающие шаги со стороны Евросоюза не приведут к существенному изменению статус-кво в наших отношениях.

Мы являемся соседом Евросоюза. С соседями, как говорит наш Президент, предначертано от Бога жить в мире, дружбе и согласии. И мы готовы к этому. Но мы хотим, чтобы и к нам относились порядочно, уважительно, без всякого давления и санкций. Мы готовы поддерживать дружественные отношения на равноправной основе.

Но что происходит сейчас? Ведь те нюансы, касающиеся уровня демократии в Беларуси и белорусском обществе, характерны и для очень многих других стран, которые, тем не менее, являются членами Совета Европы, с которыми у Евросоюза нормальные отношения. Более того, те проблемы, которые иногда возникают в острые политические моменты, как выборы, характерны и для других стран. И Беларусь в этом плане отличается в более выгодную сторону. Мы говорим нашим европейским партнерам: почему вы к нам подходите с одной меркой, а к ним с другой?

В сфере международных отношений такие подходы неприемлемы. Это то, что мы называем абсолютно явными двойными стандартами. Мы готовы, еще раз повторюсь, к нормальному развитию отношений с Европейским союзом и с отдельными странами - членами ЕС. Мы готовы к тому, чтобы между нами был диалог. Но диалог должен вестись между теми, кто принимает решения, разрабатывает и реализует их. И мы готовы к тому, чтобы этот диалог велся на уважительной равноправной основе.

 

- Владимир Владимирович, вы были включены в список "невъездных" граждан в страны ЕС и США. Возможно ли в ближайшее время изменение в этом вопросе?

- Недавно с визитом в Беларуси побывал Президент Сербии Томислав Николич. И когда в ходе его беседы с Президентом Беларуси обсуждалась, в том числе, тематика взаимоотношений наших стран с Европейским союзом, он сказал, как мне кажется, сакраментальную фразу: "Я пятнадцать лет был включен в подобные списки, но голова и руки у меня на месте, я жив и продолжаю работать".

Посмотрите, что произошло с Сербией. Ее разбомбили, за бесценок растащили. Фактически, можно сказать, распяли. Сейчас по крохам нынешнее руководство Сербии пытается восстанавливать страну и сделать ее эффективно функционирующим государством. Не хотелось бы, чтобы такое происходило в отношении Беларуси. Наша задача сделать все для того, чтобы Беларусь сохранила государственность, суверенитет, независимость, чтобы она была процветающим государством, и чтобы каждый гражданин этого государства чувствовал себя комфортно в нашей стране. Каким образом мы эту задачу решим, это уже другой вопрос. А в списках ты или не в списках, это имеет абсолютно вторичное значение.

Но раз уж зашел о них разговор, то хочу сказать, что эти списки сами по себе полностью абсурдны. Ладно бы, туда включили чиновников, которые были при исполнении своих функциональных обязанностей и в какой-то мере, по мнению Евросоюза, могут отвечать за те или иные шаги властей. Но при чем здесь журналисты, которые выполняли свою миссию и поступали так, как велит им их совесть? Почему оппозиционный журналист, который поливает грязью власть, считается апологетом свободы слова? А почему журналист государственного издания, который тоже высказывает свою точку зрения, но которая, может быть, неприятна кому-то, считается сторонником режима, и его надо включать в соответствующие списки? Ведь он делает свое дело. Опять-таки, возвращаясь к двойным стандартам, где тогда эта демократическая ценность в виде свободы слова, выражения мнений?

Точно так же выглядит ситуация относительно включения в эти списки представителей избирательных комиссий всех уровней. Разве они отвечают за то, что кучка зачинщиков беспорядков, пытавшихся громить здание правительства, понесли соответствующее наказание. Они делали свое дело – считали голоса, количество избирателей, пришедших на выборы.

Аналогично и относительно включения в эти списки судей. Почему судьи, которые вынесли приговоры этим зачинщикам беспорядков, включены в списки? Ведь правосудие должно быть неприкасаемым. Это для всех абсолютно понятно.

В моем понимании эти списки – абсолютная смесь абсурда и измышлений. И понятно, что без устранения этой проблемы с повестки дня наших отношений с Европейским союзом, наверное, движения вперед не будет.

 

- В идеале, какие хотела бы видеть Беларусь свои отношения с ЕС?

-  Говорят, что Беларуси надо или удаляться от России и приближаться к Евросоюзу либо удаляться от Евросоюза и приближаться к России. Мы не хотели бы ни от кого удаляться. Мы хотели бы иметь равноприближенные добрые отношения со всеми нашими партнерами на востоке, западе, севере и юге. Но хотели бы, чтобы нас уважали при этом, не демонизировали, как это происходит сейчас.

Поэтому мы выступаем за то, чтобы у нас с Евросоюзом был нормальный взаимоуважительный диалог. Мы готовы к этому диалогу. Мы считаем, что Беларусь вносит свой вклад в обеспечение стабильности и безопасности в нашем регионе через борьбу с торговлей людьми, трансграничной преступностью, наркотрафиком. Считаем, что нормальные отношения с Евросоюзом способствовали бы тому, чтобы Беларусь оставалась островком стабильности в Европе, и чтобы она никому не доставляла никаких проблем.

 

- А как будут складываться отношения Беларуси с Венесуэлой после ухода из жизни Уго Чавеса. Есть ли на этот счет какие-то  договоренности?

-  Как вы знаете, глава государства участвовал в церемонии прощания с Уго Чавесом в Венесуэле. И, естественно, у него были разговоры с теми, кто сейчас возглавляет эту страну.

Конечно, Чавес был великой фигурой. Наверное, он был немного идеалистом, потому что верил в то, что превратит в социально справедливое государство не только Венесуэлу, но и Латинскую Америку. Но в то же время он и много делал для этого. Венесуэла за годы его правления серьезным образом изменилась. И с уходом Чавеса Латинская Америка и весь мир немножко осиротели.

Но я убежден, что те наработки, которые у нас существуют с Венесуэлой, позволят сохранить высокий уровень взаимодействия и сотрудничества во всех областях. Между нашими странами существует очень высокий уровень взаимодействия в таких отраслях, как промышленность, сельское хозяйство, совместная нефтедобыча, газификация Венесуэлы и т.д.

Конечно же, я не могу прогнозировать, но нам кажется, что те люди, которые продолжают дело Чавеса, победят на предстоящих выборах. Мы желаем им в этом успеха. Но в любом случае, даже если бы кто-то захотел принять решение об уходе Беларуси из Венесуэлы, то это принесло бы больше негативных последствий для Венесуэлы. Потому что мы создали там совместные предприятия по производству тракторов, автомобилей, строительных материалов, активно работаем над строительством агрогородков и реализацией ряда иных проектов, ориентированных в будущее, которые нужны и Венесуэле, и Беларуси.

Мы намерены более активно работать в этом регионе и сделать посольство Беларуси в Венесуэле своего рода региональным руководителем всех посольств, которые уже открыты или планируется открыть в странах Латинской Америки.

 

Владимир МАТВЕЕВ

/БЕЛТА/