Сергей Лебедев стал гостем программы «Мировая политика», выпущенной в эфир радиостанцией «Голос России»

Сергей Лебедев стал гостем программы «Мировая политика», выпущенной в эфир радиостанцией «Голос России» 8 ноября. Председатель Исполнительного комитета СНГ рассказал радиослушателям о динамике интеграционных процессов на пространстве Содружества.

 

Пресс-служба
Исполнительного комитета СНГ

 

 


8 ноября 2011 г.

Все импульсы интеграции

О динамике интеграционных процессов на постсоветском пространстве рассказал гость программы Председатель Исполнительного комитета - Исполнительный секретарь СНГ Сергей Лебедев

Ведущий - Игорь Панарин.

  

Панарин: У меня в гостях исполнительный секретарь СНГ Сергей Николаевич Лебедев - человек, который отвечает за интеграцию на постсоветском пространстве, которая последние месяцы существенно продвинулась.

Вы буквально на днях вернулись из неспокойной республики СНГ - из Киргизии. Эта республика последние годы переживала тяжелые времена, но вроде бы наметился курс на стабилизацию, прошли выборы. Вы были во главе делегации. Как коротко можно охарактеризовать прошедшие выборы, все ли там было благополучно, спокойно?

Лебедев: Действительно, я несколько дней находился в Бишкеке, а также посетил области.

 

Панарин: Юг или север? Или и там, и там были?

Лебедев: Мои коллеги были на юге и на севере, но я был только в Бишкеке, и в Чуйской области. Я возглавлял миссию наблюдателей от СНГ, которая с 17 октября находилась в Киргизии и наблюдала не только в день выборов за ходом голосования, но и с 17 октября - за ходом подготовки к выборам.

 

Панарин: Практически две недели кропотливой работы?

Лебедев: Совершенно верно. Наши представители встречались и с сотрудниками правоохранительных структур, и с представителями штабов кандидатов в президенты. Естественно, с руководителями избирательных комиссий всех уровней, начиная с ЦИКа и заканчивая участковыми избирательными комиссиями.

Мы получили достаточно полное представление о том, как шла подготовка к выборам, и, естественно, о том, как проходило голосование, поскольку мы присутствовали на избирательных участках. Кыргызстан продвинулся в направлении демократизации избирательного процесса, это однозначно. Они несколько изменили избирательное законодательство в соответствии с рекомендациями, в том числе ОБСЕ. Они повысили качество организации подготовки на участках.

 Но некоторые инновации, которые они внесли в избирательный процесс, к сожалению, привели к неожиданным результатам. В частности, усиленный контроль на избирательных участках, чтобы предотвратить возможность повторного голосования или фальсификации, привел к более длительным процедурам оформления избирателей на избирательных участках. Проверка списков, маркировка пальцев - это принято в Кыргызстане.

 

Панарин: Это, наверное, перебор?

Лебедев: Мы специально провели хронометраж на избирательном участке: две минуты затрачивалось на одного избирателя. Естественно, выстроились огромные очереди. Кроме того, введение новой электронной системы подсчета голосов привело к некоторым техническим сбоям. В результате многие избиратели, десятки на каждом избирательном участке, сотни и тысячи по всей стране не смогли найти себя в избирательных списках. Вот это была самая главная проблема.

 

Панарин: Были несостыковки именно технологические?

Лебедев: К сожалению, да. Это организационно-технический сбой, потому что здесь не только техника подвела, но, к сожалению, здесь сыграл и человеческий фактор. Количество членов избирательных комиссий оказалось недостаточным, чтобы справиться с этим наплывом, с этими очередями, с оформлением.

Когда я выступал на пресс-конференции, я сказал, что это серьезная проблема. Эту проблему признали и западные наблюдатели, и сами киргизские представители всех структур, занимавшихся избирательным процессом. Но процент не попавших в списки настолько незначителен, что он не мог повлиять на общее число избирателей и на результаты выборов.

 

Панарин: А итоги - там разница достаточно большая?

Лебедев: Существенная. И многие эксперты, киргизские и международные наблюдатели отмечают, конечно, тот факт, что намного меньше по сравнению с предыдущими выборами был задействован административный ресурс. Он был сведен до минимума.

 

Панарин: То есть, баранов на избирательные участки не приводили?

Лебедев: Нет. Интересный факт отметили многие наблюдатели. Если на предыдущих выборах в Кыргызстане практически все заранее знали, кто победит, то на этих выборах результат был неизвестен. Многие, даже большинство, и я, например, полагали, что возможен второй тур. Потому что уверенности в том, что ведущий кандидат преодолеет 50-процентный барьер, не было ни у кого. Мне кажется, что даже у самого ведущего кандидата. Но он сумел преодолеть этот барьер, и существенно.

Я ездил по стране, мои коллеги ездили по стране, спрашивали у избирателей и у тех, кто занимался избирательным процессом. В ходе этих бесед мы пришли однозначно к выводу, что народ устал от конфликтов, от противостояния. И это, на мой взгляд, очень сильно повлияло на то, что ведущий кандидат, как консолидирующая фигура, набрал такое количество голосов, которое практически не оставило ни у кого сомнений в однозначной его победе.

Это человеческий фактор, когда проигравший, естественно, не удовлетворен результатом и пытается оспорить эти результаты. Это произошло и продолжает, к сожалению, иметь место быть в Кыргызстане. Но мне представляется очевидным, что большинство населения высказалось за этого кандидата, за Алмазбека Атамбаева, его победа признана, его поздравили уже и президент России Медведев, и премьер-министр РФ Путин, и другие лидеры стран мирового сообщества.

Поэтому победа неоспоримая, и, выступая на пресс-конференции, я высказал большую надежду, что проигравшие не будут накалять обстановку, а засучив рукава вместе с победителем приложат все усилия, чтобы стабилизировать политическую и экономическую ситуацию в Кыргызстане. Об этом говорили все мои собеседники в Кыргызстане, искренне, горячо, эмоционально. Дескать, только мир и стабильность в Кыргызстане смогут нам помочь преодолеть экономические трудности, с которыми приходится сегодня, к сожалению, сталкиваться.

 

Панарин: Вы как раз последней фразой затронули экономические трудности. Они характерны для всего мира сегодня, и для постсоветского пространства. В октябре произошло важнейшее событие, с моей точки зрения, в котором вы принимали участие. Это подписание договора о зоне свободной торговли, в которую, кстати, вошла и Киргизия.

Лебедев: Совершенно верно.

 

Панарин: Это действительно историческое событие или рядовой шаг?

Лебедев: Я лично рассматриваю это событие как значимое, прорывное, и вы правы, его можно назвать историческим событием.

 

Панарин: Потому что в прессе все удивились - вроде в декабре что-то собирались подписать, а тут раз - и в октябре. Многие журналисты были слегка удивлены. Почему это произошло?

Лебедев: Тот, кто внимательно наблюдал за ходом заседания Совета глав правительств 18 октября в Санкт-Петербурге и за пресс-конференцией, которая состоялась после заседания, тот наверняка отметил слова Владимира Владимировича Путина, хозяина этого саммита о том, что это было неожиданно для всех нас.

Мы были уверены в том, что этот договор будет подписан, но мы не были уверены, что он будет подписан на этом саммите. На нескольких встречах с журналистами накануне саммита, в сентябре и в октябре, я высказывал надежду, что в течение ближайшего года договор будет подписан. Я очень осторожно высказывался. Наши надежды оправдались, и в этом заслуга, конечно, глав правительств, которые собрались.

 

Панарин: Даже Украина. У нас непростые сейчас отношения, не будем их касаться, но, мне кажется, очень важно, что и Украина подписала.

Лебедев: Очень важно. Украинская делегация была активным сторонником подписания этого договора. Они высказывались за подписание и на предыдущих заседаниях.

 

Панарин: То есть это целенаправленный курс?

Лебедев: Что касается Украины, то у украинской делегации не было сомнений относительно того, подписывать или нет, они были однозначно "за". Те разногласия, которые существовали и которые мешали подписанию раньше этого договора, были сняты в основном. Именно по этой причине восемь государств из одиннадцати в Санкт-Петербурге подписали этот новый договор "О зоне свободной торговли".

 

Панарин: У нас есть Таможенный союз. Три страны, и две еще собираются подписать. А здесь восемь подписали договор о зоне свободной торговли. Нет ли тут конкуренции, или это нормальный процесс?

Лебедев: Нет. Это два взаимодополняющих друг друга процесса. Таможенный союз - это более высокая степень интеграции, а зона свободной торговли значительно ниже по степени интеграции. Потому что в Таможенном союзе уже создается наднациональный орган - Комиссия Таможенного союза.

 

Панарин: Причем уже с 1 января 2012 года. Фактически это некая структура, я так понимаю, по аналогу Европейского союза. Пока в зоне свободной торговле каких-то координационных механизмом не предусмотрено?

Лебедев: Нет, не предусмотрено.

 

Панарин: А в чем суть зоны свободной торговли? Что там рядовой гражданин любой из восьми стран получит в плюс от того, что подписано это соглашение?

Лебедев: Снимается огромное количество ограничений во взаимной торговле. Кроме того, около сотни двухсторонних договоров, на основе которых сейчас строится взаимная торговля между странами СНГ, заменяется одним этим договором.

 

Панарин: Около сотни?

Лебедев: Да.

 

Панарин: Действительно, это, наверное, будет большое облегчение бизнесу при пересечении границ.

Лебедев: Предстоит огромная практическая работа по внедрению этого договора в жизнь. Конечно, мы понимаем, что подписание - это только первый шаг, начало. Потребуются огромные усилия, чтобы этот договор стал жизненным договором.

 

Панарин: Получается, что фактически Исполнительный Секретариат СНГ в вашем лице, вы его руководитель, сегодня - некий штаб зоны торговли, который пытается добиться того, чтобы партнеры активно интегрировались, находили точки соприкосновения. И в этом смысле вы занимаетесь и дальше будете заниматься, видимо, проработкой уже подписанного соглашения и реализацией его в национальные документы. Так я понимаю?

Лебедев: Мы координирующая и организующая структура, это действительно так. Но все будет зависеть от воли государств. Чем СНГ отличается от других структур? У нас нет наднациональных органов. Во-вторых, у нас есть правила консенсуса. То есть государства могут участвовать в тех или иных соглашениях, а могут и не участвовать.

 

Панарин: Тут есть плюсы и минусы?

Лебедев: Да. Многие нас критикуют, мол, аморфность структуры, излишний либерализм, необязательность. Все наши решения якобы носят рекомендательный характер, а не обязательный, хотя это не совсем так. Но где-то эти критики правы. С другой стороны, именно либеральный характер позволяет нам сохранять нашу общность, позволяет взаимодействовать одиннадцати государствам сегодня. И именно такой формат устраивает многие государства.

Те, кто хочет взаимодействовать более тесно в той или иной сфере, они, естественно, объединились сейчас в ОДКБ. Это те, кто готовы взаимодействовать более тесно в сфере безопасности, обороны, в сфере обеспечения стабильности, правоохранительные структуры. Те, кто готовы к более тесному сотрудничеству в экономике, объединились в Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС). И более высокая ступень - это Таможенный союз.

 

Панарин: Получается, что на постсоветском пространстве мы выстроили некую разноскоростную степень интеграции.

Лебедев: Это очень хорошо. Нас критикуют за эту многоступенчатость и многоуровневость, но аналогичная картина и в Евросоюзе. Например, в Шенгенской зоне тоже не все государства Евросоюза, в валютном союзе - то же самое.

 

Панарин: Допустим, в Великобритании они свой фунт стерлингов сохранили.

Лебедев: Это нормальное явление.

 

Панарин: То есть, фактически мы ничего кардинально отличающегося от опыта Европы не делаем?

Лебедев: У нас есть свои особенности, естественно. Нас связывает, в отличие от европейских стран, столетняя история совместного проживания в одной стране, в одном государстве. И это огромный плюс для всех нас, это огромный позитив. По моему глубокому убеждению, его ни в коем случае нельзя растрачивать, а наоборот использовать в нашем сотрудничестве. И мы это стараемся делать.

 

Панарин: Я бы еще добавил такой пример. Буквально на днях состоялось совещание вещателей на русском языке, и там приводили пример, что опрашивали родителей во всех странах СНГ. Хотели бы они, чтобы их дети изучали русский язык? И даже удивительно, что в такой республике, как Грузия, 96 процентов, Узбекистан - 99 процентов, то есть абсолютное большинство, заявили, что это наша единая духовная информационная составляющая, которая будет не недостатком, а достоинством в XXI веке.

Лебедев: Кроме этого плюса, который вы назвали, кроме этого фактора, у нас еще сотни других факторов, которые нас сегодня объединяют.

 

Панарин: Можно ли сказать, что после почти уже 20 лет распада Советского Союза наступает другое время, когда пора собирать камни, искать точки соприкосновения, интеграции? Можно ли сказать это аккуратно, осторожно?

Лебедев: Да можно и не осторожно. Я скажу, что оно не наступает, а что оно наступило.

 

Панарин: Можно еще раз фиксировать: наступило время интеграции?

Лебедев: Естественно, это признают все главы государств, главы правительств.

 

Панарин: То есть, осознание есть?

Лебедев: Есть. Посмотрите, пожалуйста, на сайте исполкома СНГ. В интернет-портале мы специально поместили высказывания в Душанбе президентов, глав государств относительно СНГ и 20-летия СНГ. Все до единого говорят, что СНГ себя оправдало, и его необходимо сохранять.

 

Панарин: То есть, это был не пиар?

Лебедев: Нет, совершенно верно. И скажу еще более важное: не только главы государств и правительств, но и народы наших стран убеждены в том, что мы должны быть вместе, мы должны сохранять и укреплять нашу общность, естественно, сохраняя независимость государств СНГ. Одно другому не мешает.

 

Панарин: Вы были в Киргизии, потом в Таджикистане и так далее. Как вам видится это постсоветское пространство сегодня? Глазами человека, который уже около пяти лет занимается этой важной сферой, этой организацией.

Лебедев: Конечно, не все гладко на пространстве СНГ, проблем очень много, мы их не скрываем. Но не хотелось бы, чтобы сторонние наблюдатели акцентировали внимание (а это довольно часто происходит, особенно в журналисткой среде) только на недостатках и проблемах и потом приходили к выводу, что СНГ скоро прикажет долго жить. Это совсем не так.

Проблемы есть, мы их не скрываем, но мы стараемся их решать. Но превалирующей тенденцией является укрепление, медленное, постепенное сотрудничество, взаимодействие, укрепление связей. Почему? Потому что есть осознание, что сообща многие проблемы, особенно в экономической сфере, решить намного легче.

 

Панарин: Тем более в условиях глобального кризиса. В Европе митинги, в США хотят Уолл-стрит захватить, ситуация там далека от стабильности. И в целом, конечно, экономические трудности мира, безусловно, для нас не сторонние, потому что Россия тесно взаимодействует со всеми странами Европы, Америки. Конечно, мы хотели бы, чтобы кризисные явления не перешли к нам. Сможем мы избежать этих внешних негативных составляющих?

Лебедев: Мы все делаем на пространстве СНГ, чтобы эти негативные процессы не перебросились на государства СНГ. У нас своих проблем хватает, честно говоря. Но мы реализуем совместные действия и глав правительств, и министров финансов, у нас есть постоянно действующие совещания.

 

Панарин: А это важный инструмент - финансы всем нужны.

Лебедев: Конечно, важный инструмент. Встречи министров финансов стран СНГ проводятся регулярно, один-два раза в год они встречаются. Они помогают нам находить такие решения, которые позволяют минимизировать негативные последствия кризиса.

 

Панарин: Впереди 20-летие СНГ, уже осталось немного времени до этого события. Если посмотреть на 20-летний путь, можем ли мы вперед смотреть с большим оптимизмом, чем назад?

Лебедев: Мне кажется, да. Я живу повседневно этими проблемами СНГ.

 

Панарин: Пропускаете, можно сказать, через себя эти проблемы.

Лебедев: Совершенно верно. И те тревоги и опасения, которые у меня были, когда я пришел на этот участок четыре года назад, сейчас позади, можно сказать. Они присутствуют, но уже совершено другого масштаба. Я уже сейчас беспокоюсь, как бы нам не сорвать тот или иной процесс. Но процессы идут позитивные, и я пришел к однозначному выводу, что мы движемся вперед - медленно, подчас проблемно, но поступательная тенденция налицо.

И не только я выражаю этот оптимизм. Я еще раз хочу сказать, что 3 сентября в Душанбе главы государств, давая оценку, выразили уверенность в том, что мы будем и дальше укреплять наше сотрудничество и единство. И главы государств договорились, что 20 декабря они встретятся в Москве по приглашению президента Российской Федерации.

 

Панарин: 20 декабря - это совпадение? Или это такая значимая дата в жизни Советского Союза?

Лебедев: Это случайное совпадение.

 

Панарин: То есть, главы государств должны выйти на эту встречу, можно сказать, с чувствами интеграционными, которые они продемонстрировали в последний этап времени?

Лебедев: Да.

 

Панарин: Можем ли мы ждать от этого декабрьского саммита еще развития, ведь зона свободной торговли - мощнейший импульс развития СНГ? Предполагаются ли какие-то очень мощные интеграционные решения на этом саммите?

Лебедев: На этом саммите не предполагается никаких серьезных решений, поскольку это неформальный саммит. Но это будет важный политический импульс, я бы сказал.

 

Панарин: Давайте закончим на этой позитивной ноте. Впереди у нас 20 декабря, в жизни СНГ предстоит важный политический импульс. У меня в гостях исполнительный секретарь СНГ Сергей Николаевич Лебедев, который только что вернулся из Киргизии, где обстановка стабилизируется. И главное, он показал, что тревоги его по поводу судьбы СНГ за последние несколько лет уменьшились, и интеграционные тенденции начинают преобладать.

Все мы очень надеемся, что это единое экономическое, духовное, политическое пространство будет только укрепляться. Потому что более ста лет все мы жили в одной великой стране, и это наше достижение, которое нужно использовать в современных условиях. Хочется пожелать, чтобы СНГ развивалось, чтобы аппарат СНГ был командный, координирующий, который эти, как вы сказали, позитивные тенденции только ускорили.

Есть такая поговорка - "мы медленно запрягаем, но быстро едем", поэтому хотелось бы, чтобы этот процесс активизировался на благо каждого человека в каждой стране СНГ. Безусловно, каждый нуждается в более процветающем будущем, как эти дети, которые хотят изучать русский язык.

 

Источник: «Голос России»

 


Теги: С.Лебедев, Интервью, О Содружестве, 20 лет СНГ