Без срока давности. О работе «Поискового движения России»

За тридцать лет поисков Неизвестного солдата «Поисковое движение России» заслужило репутацию народного. Поисковики увековечили свыше пятисот тысяч пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны. Нашли и захоронили останки более ста тысяч солдат и офицеров. Уточнена судьба семи тысяч погибших. Но найдены еще не все. О том, зачем поисковикам переводить с немецкого языка архивы вермахта, о возбуждении уголовных дел за геноцид против мирных граждан и о Дне Неизвестного солдата в интервью «Форуму Плюс» рассказывает ответственный секретарь «Поискового движения России» Елена Цунаева.

Масштабы экспедиций поискового движения 2019 года впечатляют: Крым, Карелия, Мурманская и Новгородская области, Курск - всего 233 пункта; поиски велись по всему периметру боевых действий 1941-1945годов. Справились?

До первого снега работали 2060 экспедиций в каждом из 37 регионов России, затронутых войной. Уже со снегом заканчивалась «Вахта Памяти - 2019» в Ростовской, Смоленской и Новгородской областях. Сил хватило на большие экспедиции: каменоломни Аджимушкая в Крыму, «Вахта Памяти» в Смоленской области, экспедиция «Битва за Кавказ» в Краснодарском крае, проект «Фронт». Данный проект в уходящем году - это «Западный фронт - 6» в Калужской и «Волховский фронт Апраксин» в Ленинградской областях. Экспедиции мы проводили при поддержке Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества. Но есть еще и малые региональные экспедиции - там сил меньше. Информация об их работе пока обрабатывается.

Вы всегда подчеркиваете: «Главный результат - установленные имена». Много имен удалось вернуть родным и близким?

Судите сами. За 2019 год поисковики нашли останки 13 742 солдат и офицеров Красной армии. Внесена и стала доступной для ознакомления информация о 3287 именных (подписанных) вещах, которые помогут или уже помогли установить имена погибших. Но это сухие цифры, а историй, писем и находок столько, что предстоит их анализировать, переживать и осмысливать. Вот пронзительные слова: «Товарищ! Боец или командир! Если тебе удалось достать медальон, то последняя моя просьба к тебе - не затруднись сообщить моей любимой Наде и передай ей горячий привет, а если у тебя на это не найдется времени, то не задерживаясь иди на Запад, мсти беспощадно фашистскому зверю. Пишу перед боем. Младший лейтенант М. З.».

Эти слова в личном медальоне, вместо стандартного бланка с именем и адресом, написал младший лейтенант Михаил Иосифович Запорожский. Его останки обнаружены на Курской дуге. Сейчас поисковики разыскивают родных лейтенанта. В экспедиции «Волховский фронт. Апраксин» мы обнаружили останки ста девяти бойцов. Одного из них уже захоронили родные в Алтайском крае на кладбище поселка Ануйский, там, где похоронена жена солдата. Другие находятся на пути к дому.

На все направления хватило волонтерских сил?

Новые силы нам очень нужны. Их мы видим в молодежи и стараемся привлекать ее. Создаем систему наставничества - чтобы молодые командиры отрядов передавали друг другу опыт. Нередки ситуации, когда в вузе создается отряд, командир-энтузиаст его развивает, а потом он, например, уходит в армию, и отряд «теряется».

Провела ли обещанную первую студенческую «Вахту Памяти» в Крыму Ассоциация студенческих поисковых отрядов, которая была создана в прошлом году?

Поисковые работы шли в десяти километрах от Керчи. Ребята раскопали более пятидесяти метров полевых фортификационных сооружений, эксгумировали останки шестидесяти трех советских воинов. Предположительно они погибли в мае 1942 года. Это не «боевые» захоронения: кого-то хоронили как умерших в госпиталях после катастрофического отступления Красной армии из Крыма, кого-то казнили фашисты и местные полицаи-коллаборационисты. В этом смысле Крым - перспективное место и для поисковых, и для «прикладных» работ. Впрочем, не только Крым. На базе Чеченского государственного университета в Грозном создан Лингвистический военно-исторический центр. Студенты-волонтеры факультета иностранных языков и исторического факультета университета будут вести работу по переводу документов из германских архивов. Они помогут перевести с немецкого и языков кавказских народов документы периода Великой Отечественной войны на Кавказе. Проект называется «Без срока давности». Он посвящен сохранению исторической памяти о трагедии мирного населения СССР.

По итогам одной из таких экспедиций Следственный комитет России даже возбудил уголовное дело. Как оно расследуется?

Это экспедиция проекта «Без срока давности» в Новгородской области. Сразу в нескольких селах нам удалось исследовать места захоронений мирных жителей и эксгумировать останки более пятисот мирных граждан. Увы, большинство из них - женщины и дети. Да, по итогам работ Следственный комитет России возбудил уголовное дело по статье «Геноцид» в отношении военнослужащих Вермахта и коллаборационистов. Оно находится на стадии сбора информации и доказательств, сейчас его передают в международные юридические инстанции. Эта работа, как и все наши поиски, не имеет срока давности. Мы ее только начали. Прошедшим летом мы провели разведку для экспедиций, намеченных на 2020 год, в Краснодарский край, в Брянскую и Псковскую области. Эти экспедиции также готовятся по местам захоронений мирного населения. У такой работы свои особенности, которые делают ее более сложной. На останках гражданских людей нет металлических предметов - медальонов, например. Значит, приборный поиск тут бессилен. А захоронения, как правило, увы, массовые - это тяжелейший труд по эксгумации как морально, так и физически.

Чем вам запомнился VI Всероссийский слет школьных поисковых отрядов в детском центре «Орленок»?

«Орленок» - это площадка для совсем юных поисковиков двенадцати - шестнадцати лет. Они осваивают азы анатомии, медицины, музейного дела, историю фортификации, оружия и амуниции времен войны. То есть это не отдых, но еще и не поиск. Это настоящая школа подготовки к поиску.

У «Поискового движения России» есть возможность объединять поисковиков из разных стран СНГ. Какие страны наиболее активны?

Активны все, но по-разному в силу разных причин. Кто-то занимается архивами, кто-то проводит полевые поисковые работы. Ведь поиск - это работа души, и она дается и делается по мере сил. В Молдове, например, помимо поисковых экспедиций проводится много работ по реставрации и благоустройству мемориалов и памятников. Там поисковики сохраняют не только небольшие памятники, но и единичные захоронения. В Узбекистане развернулась деятельность по установлению имен уроженцев республики: поисковики ведут форум, на котором размещена информация о тысячах солдат, погибших или пропавших без вести.

В Беларуси открыта школа поисковиков - учебные классы расположены на базе укреплений Брестской крепости. В Павлодаре (Казахстан) создан отряд, работающий в архивах Казахстана и России. В Кыргызстане много успешных архивных исследований по установлению имен погибших, чьи имена не указаны на плитах. В трех странах Прибалтики поисковики, несмотря на некоторые преграды со стороны местных властей, как и «Поисковое движение России», работают на местах сражений, общаются, записывают воспоминания ветеранов.

Для стран СНГ актуальна проблема, связанная с ошибками в написании фамилий и инициалов на плитах. Бывает, что какой-то боец, а порой и целые группы учтены на нескольких захоронениях. Как ваше движение разрешает эти ошибки?

Если обобщать - речь идет о несоответствии данных на плитах и данных в паспортах захоронений. Есть еще и отдельная проблема - недобросовестность подрядчика, который наносит имена на плиты. Проверенный нами путь поиска и публикации архивных документов Министерства обороны РФ позволяет уточнять списки захороненных и вносить их имена в паспорта захоронений и лишь потом уже - на мемориальные плиты.

Увы, ошибки обнаруживаются не только в именах, фамилиях и отчествах, но и в датах рождения. Это может быть связано как с опечатками при обработке больших объемов информации, так и с некорректностью в исходных документах. Далеко не все писари в 1940-е годы были достаточно грамотны. Скажу больше: далеко не каждый красноармеец знал, как правильно пишется его имя. Это тоже вносит путаницу. И эту проблему решает не «Поисковое движение России», а сами поисковики и их подвижническая работа. Они устанавливают имена и восстанавливают родную историю на территории разных стран с разным законодательством, делятся методиками, новыми источниками архивной информации. Такая поисковая дружба и есть наш главный помощник в увековечении памяти погибших воинов.

Правильно ли, что работой по уточнению паспортов воинских захоронений люди занимаются на общественных началах?

В основном, к сожалению, нет таких профессиональных служащих, у которых поисковая работа была бы профессией. Но вот что важно понимать: сверка паспортов - это кропотливая подвижническая работа. Если она превратится в обязанность, есть риск, что она не будет сделана так хорошо, как делают энтузиасты-поисковики.

Почему? А как же роль архивов, военкоматов, местных органов власти в установлении имен погибших?

Одно другого не отменяет. Если говорить о российском опыте, то здесь очень важна совместная работа общества и государства, профессионалов и энтузиастов. Так, в Вологодской области при поддержке региональных властей поисковики создали полный реестр воинских захоронений периода Великой Отечественной войны - в эти годы регион был госпитальной базой.

Как вы относитесь к идее ряда поисковиков - вместе с изданием печатных томов «Книги Памяти» создавать оцифрованные и электронные их версии?

Есть над чем подумать. Если проводить аналогии с издаваемыми «Книгами Памяти» - и печатными, и электронными, то один плюс электронных книг очевиден. Электронная версия в отличие от бумажной позволяет оперативно вносить новую информацию и уточнять ту, что была внесена раньше. В электронной книге информацию можно исправлять и дополнять.

А полевые экспедиции, работа в архивах всегда снабжают поисковиков новыми данными. Поэтому оцифровка архивных документов и издание электронных книг памяти - и речь здесь должна идти не только о списках, но и обо всех современных возможностях работы с базами данных - это будущее «Поискового движения России».

День Неизвестного солдата, который с 2014 года отмечается 3 декабря, был установлен по инициативе вашего движения. Как вы считаете, какое место он занял в ряду памятных дней?

Это молодой праздник. Чтобы о нем знали широко, памятная дата должна быть связана с конкретными действиями, событиями. Поэтому каждый год День Неизвестного солдата мы наполняем делами, подводящими итоги поискового сезона. Организуем церемонии торжественного захоронения погибших, проводим «Уроки мужества», открываем общественные приемные «Судьба солдата», где оказываем близким погибших или пропавших без вести помощь в установлении их судеб или имен. Мне кажется, что только так - через кропотливую и системную будничную работу - о Дне Неизвестного солдата будут знать все.

 

Источник: Журнал «Форум Плюс» №6 / 2019